“Где только Черников Василий на надувательства горазд…”

Вернуться к статьям

Скромные имена провинциальных деятелей книжной культуры заслуживают своего права на память потомства, поскольку без этого, широкого и прочного, укоренённого в почву российской действительности основания едва ли были возможны её великие достижения. Ведь гений творит не в вакууме – ему необходимы читатели, зрители, слушатели. Он должен ощущать, что в обществе есть запрос на его творения, и своим творчеством он увековечивает эпоху, в которую созидает.

XIX столетие, «золотой век русской литературы»… В 1859 г. в Санкт-Петербурге вышел бессмертный роман писателя Ивана Гончарова «Обломов», и в том же году, на родине писателя, в Симбирске, официально открылась первая частная типография, принадлежавшая коллежскому секретарю Василию Васильевичу Черникову (1821-1885). Казалось бы, явления несоизмеримые – живая классика и где та типография? – но это явления одного ряда.

В 1855 г. новым императором России стал Александр II. Страна, униженная позором поражения в Крымской войне, встала на путь реформ. О чём следовало заявить обществу – но как, если на протяжении десятилетий в Российской империи действовали крайне жёсткие цензурные правила? Для того, чтобы открыть типографию следовало получить разрешение министра внутренних дел. А последнему, от греха, было проще его не давать.

Положение изменилось 17 марта 1858 г., когда Александр II утвердил документ «О порядке разрешения на открытие частных типографий и других подобных им заведений», по силе которого соответствующие выдавали губернаторы на местах.

В 1854-1858 гг. В.В. Черников служил чиновником особых поручений при Симбирских губернаторах Н.П. Бибикове и Е.Н. Извекове. Особые поручения состояли в контроле и инспектировании следствий и уголовных процессов, наиболее важных и имевших общественный резонанс. Разумеется, губернатор не стал отказывать недавнему подчинённому, пожелавшему открыть собственную типографию.

В.В. Черников издавал первый в истории края журнал – частный журнал «Волжский вестник» и одноимённую частную газету «Волжский вестник». После пожара 1864 года в типографии печатались папки и бланки с вензелями важных правительственных комиссий и должностных лиц, занятых расследованием стихийного бедствия.

Казалось, что история небольшой частной типографии хорошо изучена – но только казалось. К истории симбирской книжной культуры можно добавить новые, весьма живописные штрихи…

В.В. Черников был человеком увлекающимся и способным увлечь. «Где только Черников Василий на надувательства горазд…», – «пригвоздил»/увековечил его одной строкой в сатирической поэме «Симбирская губернская фотография» симбирский поэт Дмитрий Дмитриевич Минаев. Но не обладай В.В. Черников таким талантом, быть может, и не было бы типографии.

Бывший дом В.В. Черникова на Московской улице, в котором в 1867-1885 гг. располагалась его частная типография, а ныне музей «Симбирские типографии». Фото И. Сивопляса

В декабре 1857 г., расследуя одно из дел, Черников приехал в Тереньгу Сенгилеевского уезда. Там он познакомился со своим подследственным, коллежским регистратором Константином Александровичем Скребицким (1830-1860), сыном тайного советника А.Н. Скребицкого (1778-1864), одного из богатейших симбирских помещиков. Летом 1857 г. тот приехал в Тереньгу, чтобы заниматься хозяйством.

За суровость и неделикатность методов старшего Скребицкого называли «Владыкой Тереньгульским». К.А. Скребицкий-младший попытался продолжить отцовскую политику «кнута и пряника», но мало преуспел. Жалобы обиженных и стали предметом судебных разбирательств.

Василий Васильевич легко расположил к себе Константина Александровича. Молодому человеку, искавшему связей и влияния в симбирском обществе, В.В. Черников предложил совместный просветительский проект – типографию. И нужно-то немного, всего 900 рублей.

К.А. Скребицкий был не против, но опасался гнева тятеньки, перед которым скрупулезно отчитывался во всех своих тратах, вплоть до копеек, истраченных на пачки папирос, или на выдачу 35 копеек «на водку» ямщику.

Но гениальный выход был найден. 27 февраля 1858 г. К.А. Скребицкий выплатил дворнику симбирской гостиницы «Булдаковские номера» за как будто прожитый месяц, содержание и выездную лошадь 770 рублей. 20 марта того же года на гостиничный номер, кушанье и извозчика было издержано ещё 140 рублей. Эти траты были несоразмерны симбирской действительности, где даже сорок лет спустя более, чем приличный гостиничный номер стоил полтора рубля в сутки, или 45 рублей в месяц. Но, гостиница принадлежала супруге Василия Васильевича, Варваре Николаевне, урождённой Булдаковой, поэтому всё становилось на свои места.

Нет, это не была банальная взятка должностному лицу, «дачи» и «подарки» К.А. Скребицкий фиксировал, не стесняясь: 1050 рублей – управляющему Симбирской Комисариатской комиссией барону Корфу, 175 и 200 рублей – неназванному по фамилии губернскому землемеру, 40 аршин сукна ценой в 112 рублей ‑ сызранскому уездному исправнику.

Вновь открывшаяся симбирская типография носила название «Черникова и Ко», где под буковкой скрывался единственный, пожелавший остаться анонимным Константин Александрович. Свою деятельность она начала несколькими месяцами раньше появления официального разрешения на своё открытие, последовавшего 7 марта 1859 г. Типография печатала бесцензурные, но столь необходимые афиши, бланки, объявления, визитные карточки.

В мае 1860 г. К.А. Скребицкий скоропостижно скончался от горячки, когда его допрашивали в Симбирске по очередному делу о жестоком обращении с собственными крестьянами. Симбирский дворянин и литератор Владимир Петрович Юрлов откликнулся фельетоном, называя почившего Константина Александровича «Скверницким», в первой книге, изданной в типографии «Черникова и Ко».

После этого к Василию Васильевичу прицепилась недобрая слава причастника к смерти компаньона – будто, это он переусердствовал на допросе К.А. Скребицкого. В.В. Черников, действительно, поступил на службу следователем, но случилось это уже несколько месяцев спустя после безвременной кончины компаньона.

12 января 1861 г. казанский цензор Попов выдал В.В. Черникову разрешение на издание сельскохозяйственного журнала «Волжский вестник» с листком для крестьян. Однако издание не нашло своего читателя.

В типографии Черникова печатал ежегодные отчёты Директор народных училищ Симбирской губернии Илья Николаевич Ульянов.

3 января 1879 г. В.В. Черников стал издавать еженедельную газету «Волжский Вестник». Демонстрируя лояльность, газетчик, он же и автор практически всех материалов, крепко ругал «пролетариев» – революционеров. Понимая, что на одной лояльности денег не сделаешь, Василий Васильевич постепенно стал критиковать власть. Но она была осторожной: «У нас до сих пор символом родного служит кабак, на каждом шагу встречаемый и с любовью оберегаемый. Неудивительно, что крестьянин несравненно чаще бывает в кабаке, чем в церкви», – писал Василий Васильевич.

Недовольные власти потребовали объяснений. Только пожар, приключившийся в типографии в ночь на 18 июля 1879 г., спас газету от официального закрытия.

Право на издание Черников продал в Казань профессору Н.П. Загоскину, и скоро «Волжский Вестник» заслужил славу лучшей провинциальной газеты в Российской Империи. В ней печатались Максим Горький, Владимир Короленко, Константин Леонтьев, Глеб Успенский.

Так в Симбирске начиналась история казанской газеты.

Иван Сивопляс

Опубликовано в журнале “Мономах” № 1 (103)-2018

Свежий выпуск
2019 апрель №1