Это вам не какая-нибудь Шатальная!

Вернуться к статьям

Одна из старейших улиц города – улица Ленина, ведет свою историю едва ли не с основания Симбирска. Все началось с Вознесенской башни симбирского кремля. Близ башни вдоль дороги вскоре появились дома, а за тем из них вырос целый порядок. В документах симбирском стольника и оберкаменданта в скором времени появилось наименование улицы Большая Свияжская. Она шла вниз от Свияжских ворот кремля, которые были расположены в районе нынешней улицы Гончарова. Название ей было дано по имени сторожевой казачьей слободы, основанной в 1649 году близ реки Свияга. С ней в скором времени слипся посад. В 1697 году Большая Свияжская получила права гражданства и упоминалась в качестве одной из важнейших городских улиц. Старее ее были только лишь Панская, Чебоксарская, Казанская. Со временем улицу, ведущую от кремля на запад к столице, переименовали в Московскую. В конце XIX века на ней числилось 833 домовладения.

Перелистывая страницы родословной книги симбирского дворянства, можно отметить, что многие именитые представители первого сословия имели свои особняки на этой улице. Здесь же проживали и действительные статские советники, и почетные потомственные горожане, представители почтенного духовенства. Например, бывший городской голова Сачков, владелец пивоваренного завода, хозяин металлического завода, что на южной окраине города за Александровским садом, господин Андреев, строитель каменного симбирского театра господин Булычев.
Наибольшую славу улице принесли литераторы, родившиеся или жившие на ней. В здании на перекрестке Большой Саратовской в Московской в 1812 году родился И.А. Гончаров. По мнению некоторых исследователей, в доме Ермоловых родился в знаменитый поэт Николай Языков. В этом обширном хлебосольном и приветливом доме, что чуть ниже Жарковского переулка, частенько бывали Ивашевы, Кикины и Дурасовы – цвет Симбирской дворянской интеллигенции. Еще ранее здесь собиралось на свои заседания Симбирское Дворянское собрание.

Историки выяснили, что на улице немало архитектурных достопримечательностей. Спустя шесть лет после основания Симбирска в казачьей слободе близ реки Свияга была основана одна из старейших симбирских церквей – Богоявленская. Этот перестроенный храм хранит реликвии, пожалованные городу на Волге царем Алексеем Михайловичем – икону Иоанна Крести геля старинного письма и Евангелие. Другой достопримечательностью Московской являлся третий по значимости из симбирских соборов – Спасо-Вознесенский храм. Он был возведен па месте старой церквушки на средства купечества и состоятельного мещанства. На втором ярусе одной из башен этого храма с 1869 года находилась реликвия города – городские часы, подарок городу бывшего губернатора Орлова-Давыдова, При этом храме обитал блаженный Андрей Огородников, провидец, чудотворец, предсказатель.

Помнила улица и пребывание высочайших особ.

1824 год. Государь император Александр I въезжает в Симбирск и в сопровождении своей свиты и администрации города направляется по Московской улице в самый центр города к Соборной площади.

1836 год. Представители горожан у заставы за Свиягой встречают Николая I. Суровый император, как говорят, был очень растроган торжественной встречей. Все горожане, прежде всего жители Московской, вспоминали, как государь прошел пешком всю улицу до центра города.

Как и прочие улицы, Московская периодически подвергались нашествию пожаров. В 1864-м году верхняя часть, улицы, что от Овражного переулка, выгорела. Не спасли подгоны прихожан в двух православных храмах и выстроенной на углу Московской и Анненского переулка лютеранской кирхи.

Новая веха в истории Старой Московской была связана с переездом сюда семьи Ульяновых. Через пять лет после опустошительного пожара в дом чиновницы Молчановой заселилась семья директора народных училищ Ульянова. По праздникам в дом Ульяновых приходили друзья: И.Я. Яковлев, молодая учительница В.В. Кашкадамова, публицист и просветитель В. Назарьев. Бывали здесь и Ауновский, и председатель удельной конторы Белокрысенко, и племянник поэта Языкова.

В день смерти Ильи Николаевича длинная процессия проследовала вниз по Московской на кладбище Покровского монастыря, провожая директора народных училищ в последний путь.

И вдруг через год после печального события поступило официальное сообщение: старший сын Ульяновых Александр – участник покушения на императора. С момента выхода в свет печатного сообщения о казни злоумышленников соседи стали обходить дом стороной, и вскоре семья уехала в Казань, куда Владимир Ульянов отправился поступать в университет. После их отъезда в особняке на Московской сменилось немало хозяев. Дольше всех владел домом Наумов. При нем во дворе здания была выстроена электростанция. Необычный свет электрической лампочки собирал многочисленных зевак.

В 1903 году обитатели Московской, как и все симбиряне, приняли участие в юбилейных торжествах, посвященных И. Языкову. В июне 1912 года подошел юбилей торой знаменитости этой улицы – И. Гончарова. К тому времени улица входила в число четырех лучших и была шоссирована”. По вечерам фонарщики регулярно зажигали на ней огни. Вдоль Московской стояли столбы с проводами, действовала телеграфная линия. В особняках состоятельных горожан были установлены телефонные аппараты. Люди здесь жили благонравные, к тому же рядом пожарной командой находилась полицейская часть № 1. Угловой дом на перекрестке с Анненковым переулком принадлежал семейству известных фабрикантов Акчуриных. Часть доходных домов владельцы сдавали. Улицу эту облюбовали в качестве квартирантов доктора. Среди них отмечены три дамы. Большим почтением пользовались священник Троицкого собора Анаксагоров, протоиерей Юстинов, к которому частенько заглядывали дети Ульяновых, и протоиерей Охотин. На улице также проживали сыновья Дениса Давыдова в доме, принадлежавшем ранее Бестужевым. Особо среди жителей можно выделить господина Суперанского – члена архивной комиссии, летописца этой улицы. Одно время на улице квартировал и председатель Симбирского фотографического общества господин Бедштеккер. Благодаря этому обществу мы имеем ныне фотография танцы и ее читателей. Среди казенных зданий следует отметить Общество вспомоществования частному служебному труду в доме № 48, который часто посещал сам губернатор.

И вот наступил 1917 год с бурными переменами, с новыми порядками. О советском премьере Ленине ходили слухи, что он родом с Волги. И только в апреле 1920-го жители Московской из публикации в местной газете с изумлением узнали о том, что Владимир Ильич – сын покойного директора народных училищ Ульянова. Социальный состав Московской изменился. В бывшие доходные дома, национализированные Советской властью, вселились рабочие из казарм и трущоб. По праздникам на домах стали вывешиваться красные флаги. Улицу заполняли многолюдные демонстрации, сменившие крестные ходы, которые проходили до революции. Историки нового времени теперь широко рекламировали тот факт, что в самом начале улицы, на перекрестке ее со Спасской, некогда в заключении находился плененный Емельян Пугачев. Выяснилось, что в одном из домов в канун первой российской революции квартировал В. Рябиков, организатор группы РСДРП.

Для жителей улицы совсем непонятно звучали вывески на новых учреждениях, расположившихся на Московской: соцобес, симбгуботдел, губтоп, губкооп, губсоц. Чуть ниже располагался детский дом. В бывшей типографии Черникова обосновалась редакция газеты “Экономический путь”. Дом Ермоловых был приспособлен под художественный музей, которым руководил художник Остроградский. В четырех национализированных домах действовали школы. В одном появилась губернская центральная библиотека. Ее книжный фонд был пополнен из библиотек жителей этой улицы Наумова и Акчурина.

Введение НЭПа наложило отпечаток и на облик этой улицы. Здесь открыл свою частную мастерскую ювелир Уваров, артель инвалидов “Сила” сдавала приезжим в одном из домов номера. На вывеске другого здания можно было прочесть “Горторг – импортно-экспортные операции”. Действовало несколько частных клиник и государственных контор. Горожан привлекал на улицу американский базар. Объявление сообщало: “Играет музыка, проводятся игры, продается лото, флирт, игры для детей и музыкальные инструменты”. Летом 1923 года соседи бывшего дома Ульяновых, узнали о национализации этого здания. В декабре месяце в местной газете появилось объявление о том, что в доме открыт историко-революционный музей. Заведующий музеем Алексеев, 24-летний молодой человек, имел за плечами учебу в техникуме и педагогическом институте. Кроме того, он регулярно публиковался в газетах, сочинял стихи и был членом Общества друзей воздушного флота. При входе в музей находился единственный на улице почтовый ящик.

Менялись времена, но жители по-прежнему гордились своей улицей: “Московская – это тебе не какая-нибудь Застенная, Сиротская, Шатальная или, не дай Бог, Собачий переулок”. Прошло не одно десятилетие, и в доме Акчуриных разместилась дирекция заповедника “Родина В.И. Ленина”. Многочисленные музеи его напоминают нам о старожилах улицы, об их быте и жизни.

Владимир Радаев

Свежий выпуск
2019 июнь №3