Икона Богдана Хитрово – утраченное сокровище?

Вернуться к статьям

Нерукотворенный образ Господень – икона, изображающая полотенце (убрус), на котором, по преданию, отпечатался лик Спасителя после того, как он приложил его к лицу. Нерукотворенный образ считается точным изображением Иисуса Христа.

Семейная икона Хитрово предстала перед симбирской общественностью 120 лет назад, на исторической юбилейной выставке в память 250-летия основания города . В экспозицию раритет попал благодаря инициативе и связям потомственного дворянина, симбирского губернского предводителя дворянства и председателя Симбирской губернской учёной архивной комиссии (СГУАК) В.Н. Поливанова (1848-1915). По его просьбе икону из своей внушительной коллекции, наряду с другими артефактами, предоставил потомок Богдана Матвеевича Хитрово (ок. 1615-1680) известный коллекционер Алексей Захарович Хитрово (1848-1913).
Икона Богдана Хитрово на упомянутой выставке стала едва ли не главной участницей всего празднования. В воскресенье 4 [16] октября 1898 года, после окончания литургии в кафедральном соборе, её несли впереди крестного хода, проследовавшего по границе древнего города Синбирска: «из собора по Венцу, по улицам Сенной, Большой Саратовской и по Троицкому переулку обратно на соборную площадь, согласно заранее составленному церемониалу…» (сегодня этот маршрут выглядел бы так: пл. Ленина – б-р Венец – ул. Дмитрия Ульянова – ул. Гончарова – Краснознамённый пер. – пл. Ленина. – Прим. авт.).
П.Л. Мартынов, в работе о знаменитом празднестве, делая описание иконы, был на удивление лаконичен. Более требовательных читателей отсылал к статье кандидата богословия, инспектора Симбирской духовной семинарии, товарища председателя СГУАК и автора книг (в т.ч. о симбирских церквях) Александра Кузьмича Яхонтова (1868-?), опубликованной в «Симбирских епархиальных ведомостях». Хотя и после её прочтения часть принципиальных вопросов остаются без ответов. Попробуем их найти.

«Общий гербовник дворянских родов Всероссийския империи». 1797

Семейная икона Б.М. Хитрово состояла из двух частей. Первая – Нерукотворенный образ Господень, представляющий небольшую иконку, размером 4х3 вершка (17,6 см х 13,2 см) в «окладе серебряном, с венцом, украшенным жемчугом и другими драгоценными камнями, с подвесом, также убранным дорогими камнями». При этом автор описания (А.К. Яхонтов. – Прим. авт.) уточняет: «Оклад и его украшения, по времени своего происхождения, принадлежат к XVII веку и живо напоминают отделку напрестольнаго креста, построеннаго в 1648 году в Симбирский собор царем Алексеем Михайловичем». Последнее замечание подводит к вопросу установления авторства, а также времени создания образа. Но об этом позже.
Вторая – также небольшого размера 7х6 вершков (30,8 см х 26,4 см) икона, в центральную часть которой «вставлен» образ, представляет собой фрагментарные изображения истории явления , которая в кратком изложении выглядит так:
«Во время земной жизни Господа Иисуса, когда Он проповедывал в Иудее, исцеляя больных, слава Его чудотворений достигла отдаленных мест, в том числе и Едессы за Евфратом. Князь Авгарь будучи болен проказою, слыша о чудесах Иисуса Христа и веруя, что Он может исцелить его, но не имея возможности, по болезни, отправиться в Иудею, послал к Иисусу Христу с живописцем Ананиею, которому поручил снять изображение с Иисуса Христа, письмо, в котором, выражая свою веру в Него, как Бога или Сына Божия, просил себе исцеления. Сколько ни старался живописец, никак не мог изобразить лица Господа Иисуса, потому что оно изменялось и черты его делались неуловимыми для Анании. Между тем Спаситель, зная желание Авгаря и Анании живописца, подозвал к Себе последняго, спросил письмо Авгаря и потом, потребовавши воды и полотенце, умылся, отер лицо полотенцем, и на нем чудесно изобразилось лице Иисуса Христа; отдавая оное живописцу, Господь сказал: «иди и отдай тому, кто тебя прислал». Авгарь с благоговением принял Нерукотворенный образ Господень и тогда же исцелился от болезни, которая оставила, впрочем, следы на лице его; но и от этого избавил его апостол Фаддей , один из 70 апостолов, посланный в Едессу ап. Фомою».
В приведенном тексте есть исключение: упомянутый Анания не был «живописцем» . По преданию, Анания был отправлен с царским посланием к Иисусу Христу, и лишь по его возвращении (с ответом Иисуса: «И вот пошлю Я к тебе одного из учеников Моих Фаддея, дабы недуг твой он исцелил»), в Иерусалим был послан иконописец, «искусный в писании икон», по имени Лука .
Допуская мысль, что не все читатели досконально знакомы с библейскими преданиями, мы, по мере рассмотрения фрагментов иконы, постараемся дать информацию об упоминаемых персонажах вместе с разъяснениями по сюжетам.
В левом верхнем углу изображен страдающий от проказы и «неприятной немощи» царь («князь эдесский») Авгарь. Лежащий на одре посылает иконописца Луку написать образ Господень. Надпись: «Посла Авгарь иконописца, именем Луку, да напишет он образ лица Спаса Иисуса Христа на плащаницы».
В правом верхнем углу изображён Иисус Христос с апостолами, передающий Нерукотворенный образ апостолам Фаддею и Луке. Сопровождающая надпись: «Оле чудо! Простая вода таковое предложение устрои. И бысть образ Иисусов на плащанице. Посла Иисус плащаницу с Фаддеем и Лукою к Авгарю князю на исцеление».
«Левый» и «правый» сюжеты отделены друг от друга особым изображением, на котором представлен Господь Бог и Отец Саваоф , «имеющий в подножии сонм ангелов». Вместо надписей на ризе по правую и левую сторону – чеканные изображения двух ангелов.
В левом нижнем углу – Авгарь принимает от апостола Фаддея святой образ Спасителя. Надпись: «И подаст Фаддею и Луке иконописцу и рече: идета вспять к пославшему и здрав будет по вере своей. И приде ко Авгарю князю. И поклонися Авгарь любезно и целова святый образ на плащанице Нерукотворенный, и плакася, и прием в той час здрав, и исцеле от проказы. И бысть радость велия во граде том, слышавше и видевше. О преславное чудо».
Один из современников упомянутой выставки обратил внимание, что подобная надпись была прежде. На новой («золоченой») ризе это событие описано куда более кратко: «Принесен святый образ Спасов Фаддеем апостолом и приим Авгарь честне, исцеление получи».
О «новой ризе» А.К. Яхонтов писал: «В первой половине XIX столетия образ этот принадлежал действительному тайному советнику и государственному контролеру Алексею Захарьевичу Хитрово(дедушке и полному тёзке упомянутого ранее А.З. Хитрово. – Прим. авт.). В ознаменование совершившагося пятидесятилетия брака своего (в 1852 году. – Прим. авт.) он возобновил сей образ «во Славу святыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа», что свидетельствуется надписью на образе. Возобновление состояло в том, что на икону, в которую вкладывается образ, была сделана новая риза, та самая, которая на ней находится теперь; на ризе вычеканены изображения праведнаго Иова и святой мученицы Марины , каковых нет на самой иконе. Возобновление не коснулось Нерукотвореннаго образа, оклада его, изображений и надписей на иконе, в которую он вкладывается».

Симон Ушаков. Из книги Д.К. Тренева «Иконы царского изографа Симона Ушакова». 1901

Упоминание святой мученицы Марины отсылает к первой жене Б.М. Хитрово. Считается, что имя её неизвестно. При этом на иконе 1675 года, написанной «последним великим иконописцем допетровской Руси» Симоном Ушаковым (1626-1686) на гробницу (надгробная икона на раке) преподобного Никона Радонежского (1352-1426), в левом нижнем углу на поземе сохранилась выполненная белилами надпись, сообщающая имя автора: «В (7184) году писал Симон Ушаков». Далее вкладная надпись с датой написания («24 сентября 7184 года») и именами заказчиков: «[…] боярин и оружейничий Богдан Матвеевич, зовомый Иов Хитрово, его жена боярыня Марина […]». Однако в продолжении упоминается: «… и дочь их Ирина». Как известно, матерью скончавшейся ещё в младенчестве Ирины (?-1680) была Мария Ивановна Хитрово (урожд. Львова, ?-1693), вторая супруга Б.М. Хитрово. Не исключено, что иконописец ошибся.
В правом нижнем углу представлено крещение Авгаря и его семейства, как следует из надписи над изображением, от апостола Анании: «Крестися Авгарь князь от святаго апостола Анания со всем домом своим».
Подобная трактовка не согласуется с канонической версией, и правильнее было бы указать в качестве крестителя апостола Фаддея: «Фаддей же сказал: «за то возлагаю на тебя руку мою во имя самого Господа Иисуса». И как скоро Апостол сделал это, Авгарь тотчас исцелился от болезни и претерпеваемых им страданий. Удивился князь, что, как слышал он об Иисусе, так вышло и на самом деле чрез посредство ученика Его и Апостола Фаддея, который исцелил его без лекарства и трав, – и не его только, но также и сына его Авда, страдавшаго подагрой. […] Много и других граждан исцелил здесь тот же Апостол, совершая великия чудеса и проповедуя слово Божие». Дополним эту цитату суждением современного исследователя: «Обращение эдессян в христианство было совершено апостолом Фаддеем, имя которого засвидетельствовано евангельскими текстами».
Одним из числа семидесяти апостолов был апостол Анания (ивр. ‏חנניה‏‎, греч. Ἀνανίας, от др.-евр. ḥănanyāhû), но к описываемым событиям он не имел отношения. Показательны изображения святых, расположенные по обеим сторонам Нерукотворенного образа. С левой стороны – святая мученица Татиана, святая царица Ирина, преподобная Евдокия, святой Михаил Малеин. С правой –святой Алексий, человек Божий, святой Иоанн Белоградский, святая Анна и святая великомученица Екатерина. Несложно предположить, что это ангелы членов многочисленного семейства царя Михаила Фёдоровича (1596-1645), повлиявших на жизнь и карьеру Богдана Хитрово.
Последнее, на чём заострим внимание читателей, это вопросы авторства и датировка иконы.
Участники-организаторы исторической выставки 1898 года: П.Л. Мартынов, А.М. Матвеев, А.К. Яхонтов и неизвестный составитель каталога экспозиции, которые могли (и должны были!) указать авторство иконы, обошли вопрос единодушным молчанием. В доступной литературе впервые её авторство указал исследователь древнерусского искусства и архивист Василий Тимофеевич Георгиевский (1861-1923): «[…] в позднейших иконах Ушакова – в Нерукотворенном Образе, 1677 года, писанном им для боярина Хитрово […]» К мнению специалиста такого уровня компетенции нельзя не прислушаться. Тем более что: «[…] Нерукотворенный Спасов образ – любимый сюжет Ушакова».
Тем не менее, ни в одной из многочисленных печатных работ о Симоне Ушакове Нерукотворенный образ Господень, принадлежавший Б.М. Хитрово, не упоминается. Логично объяснить это тем, что в отличие от большинства знаменитых работ иконописца, находящихся в монастырях, храмах и музеях, а потому доступных для исследователей, эта икона была исключительно «семейной», всегда пребывала в частном владении. Поэтому вопрос об её авторстве до сих пор остаётся дискуссионным.
Нет и понимания и по времени написания иконы. В упомянутом каталоге, выпущенном в преддверии празднования 250-летия города, указывается: «В лето 7153 (1653) сей святый образ по обещанию своему построил боярин и оружейничий Богдан, зовомый Иов Хитрово».
Поясним: если принять верным год 7153 (от Сотворения мира), то в скобках (от Рождества Христова) правильнее было бы указать – 1645 год, а если принять за истину 1653 год, то (от Сотворения мира) надо указать 7161 год. Очевидно, последний вариант менее вероятен. Хотя бы потому, что П.Л. Мартынов без ссылок на источники, но явно не без оглядки на осведомлённость своего коллеги А.К. Яхонтова, также называет 1645 год. Сам же А. К. Яхонтов свидетельствует: «Надпись, находящаяся внизу образа на иконе, в которую он вкладывается, гласит: «В лето (1645) сий святый образ по обещанию своему построил боярин и оружейничей Богдан зовомый Иов Хитрово». К сожалению, но и здесь подвох. Дело в том, что исследователь церковной старины, вполне, казалось бы, разумно указывая год «построения» иконы на церковнославянском – (или 7111 год от Сотворения мира), в скобках (год от Рождества Христова), тем не менее, ставит – 1645-й.
Предполагаемый довод, что это случайная ошибка, не уместен, т.к. в конце текста автор вновь возвращается к 1645 году в качестве года построения «описываемого образа». В таком случае, год от Сотворения мира с использованием славянской кириллической нумерации должен был выглядеть так – (7153), а не так – (7111). Очевидно, нелепая ошибка вкралась, когда автор (или наборщик текста?) использовал цифру 8 ( , иже с использованием титла), вместо числа 50 ( , с использованием титла).
Интересно, что А.М. Матвеев, автор брошюры «Историческая юбилейная выставка в память 250-летия основания г. Симбирска», указывает гораздо более поздний год –1675: «Этот образ (собственно рамку с изображениями, а самый образ, без сомнения древний, родовой) «построил», как видно из подписи на нем, Богдан Матвеевич, уже ставши боярином (в 1667 г. – Прим. авт.) и оружейничим (в 1657 г. – Прим. авт.), в 1675 (7183 г.), очевидно, в молитвенное воспоминание о начальных днях своей службы, так блестяще пройденной […]».
Вполне возможно авторы повествуют о разном: одни – о написании собственно Нерукотворенного образа Господня, другие – о «построении» всей иконы. Увы, за отсутствием самого предмета спора, установить истину представляется делом крайне затруднительным.
По одним данным, «смерть, неожиданно унеся Алексея Захаровича, прекратила его собирательскую деятельность и обрекла собрание на раздробление и неизвестную судьбу». По другим, более оптимистичным, коллекции по завещанию их владельца безвозмездно переданы в Эрмитаж.
Возможно, характеристика «утраченное», вынесенная в заголовок, представляется излишне пессимистичной. И надо бы заменить её на «утерянное», что оставляло бы толику надежды на грядущую находку. Хочется верить, что рано или поздно мы станем свидетелями чудесного обретения исторического сокровища.

Владислав Ястребов

yastrebov73@gmail.com
помощь в подготовке
материала: Наталия Бороденкова

Опубликовано в журнале “Мономах” № 2 (104)-2018

Свежий выпуск
2019 июнь №3