Мелочная лавка

Вернуться к статьям

Ленина, 76… Здесь, наискосок от пожарной части, расположился историко-этнографический комплекс “Торговля и ремёсла Симбирска конца XIX-начала XX веков”. Открывшийся осенью 2002 года, он включает в себя два музея – “Мелочную лавку”, находящуюся в миниатюрном особнячке мещан Черновых, тоже в своё время занимавшихся мелочной торговлей, и обустроенную во флигеле “Столярную мастерскую” с примыкающей к ней реставрационной мастерской. В этих уютных, полных патриархального очарования музеях вы не найдёте раритетов. Вещи, представленные в них, стали уникальными лишь с течением времени, а тогда они составляли основу повседневной жизни. Поэтому, отслужив свой срок, они безжалостно выбрасывались – кому, скажите, придёт в голову хранить изодранный рогожный куль, ржавые ножнички, сломанный стул или тяжёлый углевой утюг, когда давным-давно в ходу электрические приборы? Именно по этой причине сотрудникам музея так непросто было собирать экспонаты. “Раритеты найти проще”, – утверждают специалисты.

Своим появлением мелочная торговля обязана императору Павлу I, согласно указу которого можно было открыть торговое заведение непосредственно в жилом доме, не затрачивая средств на строительство специальных помещений. Небольшие суммы требовались и на приобретение торгового билета и промыслового свидетельства (5- 6 и 20 рублей соответственно). Поэтому начать своё дело могли даже небогатые люди: мещане, отставные унтер- офицеры, вдовы. Роспись товаров под буквой “Ж”, включённая в Торговый устав, предполагала в наличии товары самого разнообразного назначения: овощи и фрукты, мясо и рыбу, хлеб и сладости, пряности и крупы, парфюмерию и курительный табак, швейные и письменные принадлежности, свечи и керосиновые лампы. Но хотя такой набор обеспечивал постоянный спрос, мелочные лавки, работая без выходных с раннего утра и до позднего вечера, как правило, не приносили особого дохода. Самые доверчивые хозяева даже разорялись, раздав весь товар в кредит и не собрав с должников денег. Куда более удачливыми были владельцы специализированных заведений – например, фруктовой лавки на Гончаровской улице или винной – на Мартыновой. Однако и мелочная торговля в целом не сдавала своих позиций – только на Московской улице к концу XIX века насчитывалось девять мелочных лавок, тогда как в середине того же века была зарегистрирована лишь одна. Принадлежала она Максиму Донскому, державшему в своём доме также питейное заведение. В 1872 году Донской продал свой дом с усадьбой Наталье Антоновне Черновой.
Следы Черновых теряются в начале 20-х годов минувшего века. Известно, что тогда в доме проживала дочь Натальи Антоновны, Мария Алексеевна, и сдавала внаём комнаты жильцам. Мелочной торговлей после смерти матери Мария Алексеевна уже не занималась. Её потомков (если они были) разыскать не удалось. Поэтому восстановить именно мелочную лавку Черновых не получилось – о ней не сохранилось воспоминаний. Но сам дом восстановлен в соответствии со старинными чертежами с предельной точностью – это ещё в 1981 году сделали московские реставраторы. Внутреннее убранство лавки пришлось воссоздавать по крупицам. Для этого заведующая музеем Светлана Михайловна Прокофьева перечитала и просмотрела все возможные материалы. в том числе картины Кустодиева и Прянишникова, перечитала пьесы А.Н. Островского о купеческой жизни. Весьма информативными оказались рассказы Чехова и картина Иллариона Михайловича Прянишникова “Чтение письма в овощной лавке”, точнее, ее чёрно-белая репродукция. К сожалению, цвет стен и прилавков по ней не определить. Художник-дизайнер Виктор Академов предложил оставить естественный цвет дерева, хотя, возможно, прежде оно затемнялось морилкой. Но именно такое цветовое решение сделало лавку нарядной и уютной. Зато точь-в-точь как на картине появились в углу иконка с теплящейся лампадкой, керосиновая лампа под потолком, бутыли с уксусом и маслом. И в полном соответствии с логикой картины у входной двери повесили почтовый ящик. А кошка – у Прянишникова она мирно дремлет на прилавке – пришла сама.

Аккуратно расставлены на полках милые мелочи ушедшего быта: грифельные доски и утюги, коробки из-под чая и конфет, фарфоровая и глиняная посуда… Сияют начищенные медные тазы для варки варенья. Все эти экспонаты собраны у местных жителей. Не исключено, что когда-то их приобрели именно в мелочных лавках Симбирска. Нашлись у коренных симбирян чашечные и рычажные весы, набор фунтовых гирек (одна из них высверлена предприимчивым торговцем). На Ульяновском сахарном заводе по просьбе сотрудников музея отлили впечатляющую сахарную голову. В недалеком будущем лавка наполнится непередаваемой смесью ароматов гвоздики и корицы, сушёной рыбы и грибов, дозволенных Врачебным уставом лекарственных трав и кофе. А ещё сотрудники музея надеются открыть торговлю изделиями местных мастеров: многие туристы сетуют, что им негде приобрести что-нибудь на память о Симбирске.

Инна Буганина

Опубликовано в журнале “Мономах” № 3 (38)-2004

Свежий выпуск
2019 апрель №1