Придворный симбирянин

Вернуться к статьям

Несколько лет назад имя Василия Зуева ни о чем не говорило ульяновцам. А ведь этот их земляк был последним придворным миниатюристом императорского дома Романовых, а также одним из художников знаменитого на весь ювелирного дома Фаберже.

Василий Иванович родился в 1870 году в селе Кременки Самарской губернии (ныне это Старомайнский район Ульяновской области). С детства он демонстрировал блестящие способности в рисовании. На одной из выставок работы мальчика заметил самарский губернатор, известный меценат Александр Свербеев. Именно он помог Зуеву перебраться в Петербург, где тот поступил в Центральное училище технического рисования. Молодой человек в совершенстве овладел искусством миниатюры – рисования акварелью по слоновой кости и горячей эмалью по меди. Он мог уместить детальный портрет человека на площади равной ногтю безымянного пальца! На одной из выставок работу Зуева – портрет императрицы – заметил и по достоинству оценил Николай II, распорядившийся найти художника. Так Василий Иванович стал последним придворным миниатюристом, проработавшим при дворе до самой революции и исполнив для императора не менее 120 миниатюр. Кроме того, с 1902 года Зуев был одним из ведущих художников фирмы Фаберже. Его кисти принадлежат миниатюры, которыми украшены как минимум 12 знаменитых яиц, изготовленных этим ювелирным домом. Сегодня работы Зуева хранятся в частных коллекциях по всему миру.
Разумеется, Василий Иванович был зажиточным человеком. К примеру, в Санкт-Петербурге у него была шестикомнатная квартира. Однако в результате революции 1917 года Василий Иванович лишился всего. Он мог эмигрировать, как поступили многие люди его круга, но предпочел вернуться на малую родину. Остаток жизни Зуев провел в селе Чердаклы недалеко от Ульяновска, где жил у родственников, зарабатывал обычным трудом, продолжая, впрочем, по мере возможности рисовать. В 1931 году его арестовали по обвинению в монархических убеждениях и антисоветской работе. Одним из доводов обвинителей было то, что Зуев, якобы, вел среди односельчан агитацию против вступления в колхозы. Ему приписывали фразу, что «колхозы создаются только для лодырей», а также рассуждения о том, что власть коммунистов скоро падет. Впрочем, в связи с отсутствием доказательств художника выпустили спустя полгода после ареста. Умер Зуев 6 июля 1941 года. Родственники десятилетиями хранили память о нем, передавая из поколения в поколение фотографии, рисунки и личные вещи «дяди Васи», который «хорошо рисовал и знавал царя», однако даже они не представляли, насколько, оказывается, масштабной он был фигурой.
Ульяновцам об их великом земляке рассказал искусствовед, почетный академик Российской академии художеств Валентин Скурлов, много лет посвятивший исследованию наследия дома Фаберже. В 2014 году он приехал в поселок Чердаклы, где встретился с местным краеведом Ниной Васильевой. Совместными усилиями они издали книгу о Зуеве, а также открыли музей его имени. Для его экспозиции современные миниатюристы изготовили ряд работ (например, портрет самого Зуева) в той же технике, в которой Василий Иванович работал сто лет назад.

Копия “Военного стального яйца” (оригинал хранится в Оружейной палате) Фаберже с миниатюрой работы Зуева, которое Николай II преподнес императрице на Пасху в 1916 году

Раскладной стул Василия Зуева

Фотопортрет В.И. Зуева

Виталий Ахмеров

Опубликовано в журнале “Мономах” № 6 (102)-2017

Свежий выпуск
2019 апрель №1