Симбирские казаки

Вернуться к статьям

Ранние страницы истории нашего края, связанные с казачеством, на первый взгляд кажутся эпизодическими: строительство и охрана Симбирско-Карсунской засечной черты, появление отдельных слобод, храмов, казацко-крестьянские восстания под руководством Степана Разина и Емельяна Пугачева, участие казаков (уже в юридическом статусе служилых солдат) в войнах, которые вела Россия. Однако именно эти ключевые этапы истории, в которые было вовлечено казачество на территории края, отражают его роль в жизни страны. История взаимодействия казачества с «неказачьими» территориями страны позволяет проследить влияние казачества и процесс его встраивания в принимающее общество.

Фрагмент Симбирской засечной черты на территории современной Ульяновской области

В Симбирском-Ульяновском Поволжье хорошо заметен процесс включения казаков в жизнь местного населения. Это наблюдается с поступления казаков на службу к Московскому государству для охраны его границ, начавшегося еще с XVI века, когда городовые казаки находились в ведении не Стрелецкого приказа, а приказа Казанского Дворца. Ведомственная принадлежность уже определяла их главную задачу – охрану территории государства по волжским берегам. В истории Симбирского – Ульяновского региона ключевая роль принадлежит именно служилым (городовым) казакам.

Слово вольное, переменчивое

Значение слова «казак» (от тюрк. казак, козак – удалец, вольный человек) в течение столетий менялось. В XV-XVII веках казаком назывался «вольный человек из беглых крепостных крестьян и городской бедноты, поселившийся на окраине Московского государства», в XVIII – XIX веках – «представитель военного сословия, пользовавшегося особыми правами». Границы между различными категориями служилых людей к концу XVII века стали подвижны, о чем свидетельствуют и документы. Например, в 1684 году Приказом Казанского Дворца казаки Потьминской слободы Карсунского уезда были записаны «…в поместных и денежных окладах синбирскими выборного полку солдатами». В XVIII веке часть казаков были переведены в сословия пахотных солдат, однодворцев и государственных крестьян, однако до начала XIX века они платили дополнительный военный налог на содержание полков Новой Закамской (1730-е-1740-е) линии. На основании Высочайшего указа от 25 января 1835 года пахотные солдаты Симбирской губернии (которые состояли из бывших казаков) были переданы в удельное ведомство, а указом от 26 апреля 1849 года их переименовали в государственных крестьян, но с подчинением все тому же удельному ведомству. Так удельными крестьянами стали жители села Коржевка, которое ныне входит в состав Инзенского района Ульяновской области. Сегодня слово «казак» историки чаще всего трактуют как «крестьянин, уроженец бывших войсковых (казачьих) областей по Дону, Тереку, Кубани, в Приуралье, в Забайкалье, в Запорожье и др.».

Документы свидетельствуют

Во второй половине XVII века, наряду со стрельцам, служилые (городовые) казаки составляли большинство населения Симбирского и Карсунского уездов. По мнению исследователя Ю.Н. Мельникова, они явились одной из социальных групп, принявших участие в становлении региона и в формировании специфических черт психотипа симбирян-ульяновцев.

Служилое казачество в нашем крае появилось в связи с масштабным строительством Корсунско-Синбирской засечной черты – части Белгородско-Симбирской оборонительной линии с 1647 года. После Смуты вольные казаки с Дона и Днепра целыми станицами нанимались в службу к московскому государю, превращаясь в служилых казаков.

Реконструкция пути симбирских переведенцев на основе переписной разборной книги конца XVII в. в фонде Азовской приказной палаты Государственного архива Воронежской области. Реконструкция выполнена специалистом АНО «ЦСИ Ульяновской области», к. ист. н. М.А. Судаковым

С начала XVII века активно проводилась монастырская колонизация края. Земли, располагающиеся на территории современной Ульяновской области были пожалованы Новодевичьему, Савво-Сторожевскому монастырям и Троице-Сергиевой лавре. В наш край для постройки соборов и христианизации местного населения были отправлены монахи и послушники. Их сопровождали и охраняли белопашенные (беломестные) казаки, которые на несколько лет (как правило, три-четыре года) освобождалась от государевых налогов, то есть владели «белой» землей. Они расселились вокруг вновь основанных монастырей.

Основаны казаками

Многие пригороды современного Ульяновска, села и деревни области основаны служилыми казаками: Ишеевская, Лаишевская, Карлинская, Свияжская Подгородная (Конно-Подгородная), Мостовая, Сельдинская и Каменская слободы. При крепости Юшанск казаками построили три слободы – Арская, Тетюшская (образована в 1649 году переведенными сюда из татарских Тетюш донскими казаками для «защиты и береженья Синбирскова города») и Подгородная. Тагайские казаки основали две слободы – Подлесную и Подгорную. К крепости Уренск (Урень) были приписаны три казачьи слободы – Карлинская, Барышская и Белозерская. Писцовая книга Карсунского и Симбирского уездов 1685-1686 годов содержит сведения о живших там казаках. Например «Вешкайминская слобода на речке Вешкайме. А в ней живут станичные дозорные казаки». Такие же слободы располагались по черте и далее – Кандарацкая слобода (современное село Большая Кандарать Карсунского района), Потьминская слобода (ныне село Потьма Карсунского района), Вальдивацкая слобода (ныне село Вальдивацкое Карсунского района), Кивацкая слобода (ныне село Кивать Сурского района), Архангельская слобода (ныне село Коржевка Инзенского района).

В связи с неспокойной обстановкой на засечной черте в 1666 году «за валом» симбирскими казаками была образована Сенгилеевская станичная слобода – ныне город Сенгилей. На близлежащих Арбугинских полях возникло множество казачьих слобод, позже превратившихся в села и деревни Ульяновской области: Шиловская, Кривушинская (Криушинская), Тушнинская, Кременская и Ключищенская. Казаки Сенгилея и окрестностей продолжали нести службу и в начале XVIII века. Лишь в 1740-е, после проведенной ревизии, их записали в сословие пахотных солдат. К концу XVII века на территории правобережья современной Ульяновской области находилось 26 казачьих слобод. В левобережье также есть населенные пункты, основанные казаками, например Белый Яр, Ерыклинск и Тиинск.

Казачья служба

Военная организация типового казачьего отряда, сложившаяся ранее, сохранялась и на территории Симбирского края. Отряд представлял собой сотню, в которой имелось два командира – пятидесятника (командиры взводов), восемь десятников (командиров отделений) и 90 рядовых казаков. Для небольших слобод и сторожевых пунктов характерным было заселение их половиною сотни (50 казаков). Десятники и пятидесятники менялись ежегодно путем общего голосования всей сотни. Казаки были вооружены ручными пищалями и холодным оружием. Караул несли по пять человек попеременно.

В среде вольного казачества основной привилегией являлась выборность старшины. Как правило, выборы проходили в начале весны. В среде казаков «государевой службы» сотники могли и назначаться, как например, боярский сын Дмитрий Куплеяров – сотник симбирских казаков, назначенный в 1649 году царским указом.

Храмы, основанные казаками

Казаки зачастую подавали прошения в Патриарший приказ, выступая инициаторами строительства храмов в поселениях на территории региона. Первый из них – Михайло-Архангельский в Сельдинской слободе, возвели в 1652 году. Затем 26 декабря 1654 года, по челобитной пятидесятника Симонки Семенова было разрешено сооружение трехпрестольной Кресто-Воздвиженской церкви в Юшанске. В этом же году в Карлинской слободе конные казаки построили Михайло-Архангельский храм. В 1691 году дозорные казаки Вешкайминской слободы получили благословение Патриарха на строительство деревянной церкви Святой Мученицы Пераскевы (икону Св. Мученицы Пераскевы вешкайминские казаки брали с собой в Азовский поход. – Авт.). В 1702 году казаки Карлинской слободы выстроили Покровский храм. Данные храмы не сохранились. Однако традиция возводить храмы казачество сохранило по сей день.

Дан приказ ему… Как казаки из Симбирска уходили

В 1659 году воевода Ларион Милославский получил царский указ послать часть стрельцов и казаков на реку Терек «на службу и вечное житье». Вместе с казаками на новое место службы выехали их семьи.

В 1667 году симбирские и карсунские казаки под предводительством головы Карпа Аникеева совершили рейд на реку Яик для подавления башкирского восстания. Конные служилые казаки из Тагаева (современное село Тагай Майнского района) в 1681 году в челобитной государю указывали, что служат они «в верховых и низовых городах, на Дону, на Яике, и в Уренске на валу, и в Тагаеве в засечных крепостях».

В 1683 году был основан город Сызрань, а с 1684 года началось строительство засечной линии, соединившей Сызрань с Пензой. Сюда на службу отправили большое число казаков с Симбирской черты.

В феврале 1697 года, по указу великого государя было велено перевести в Азов «на вечное житье» «из Синбирска и Синбирские черты из отъезжих слобод казаков и засечных сторожей и станишников» (всего 2063 человека с женами, детьми, братьями, племянниками, зятьями, живущими с ними в одних дворах. – Авт.). Переведенцы получили разрешение самостоятельно продавать свое дворовое строение, скот, хлеб. Годовое жалованье государя, назначенное служилым людям, составило 3 рубля на семью. До Паншина городка переведенцы должны были добраться на своих лошадях (при отсутствии лошадей им выдавали подводы), а из Паншина «ехать водою» на стругах. Переправой руководил стольник Никита Иванович Анненков. При посадке на струги им выдавалась провизия ржаной и гречневой мукой, сухарями, толокном. По пути их сопровождал священник из Синбирска, о чем свидетельствует грамота великого государя, посланная в Казань митрополиту Казанскому и Свияжскому Маркелу.

Фрагмент старинной карты с обозначением Казацкой горы и с. Паньшино

Память земли Симбирской. Казацкое эхо

Казаки ушли, но память хранит сведения об этих временах в топонимики, пословицах, сказаниях, символах.

Краевед Н.П. Сокольская сообщает о том, что в селе Паньшино Радищевского района Ульяновской области казацкая традиция носить головной убор с околышем сохранялась и в советский период. А одним из символов этого села является Казачья гора. Зачастую гору называют Форфос – вероятно это искаженное со временем слово «форпост». Более позднее название горы – Буланова гора. По одной из версий название происходит от слова «буланый», означающий окрас лошадей.

Первое упоминание о Казацкой горе относится к августу 1636 года, когда о нем упоминает путешественник Адам Олеарий в книге «Описание путешествия голштинского посольства в Московию и Персию»:

«Мы и за этот день прошли хорошее расстояние, более чем когда-либо ранее, а к вечеру перед Казацкой горой, которая считается в 115 верстах от Самары, стали на якорь. <…> Казацкая гора гола, безо всякого леса и длиной в 60 верст. Название свое она получила от донских казаков, которые раньше жили здесь в большом количестве, нападая на мимо идущие суда и грабя их. После того, как однажды посланные из города Самары стрельцы напали на них и несколько сот из них перебили, они здесь уже больше не показывались так часто».

Надежда Липатова,

доцент УлГУ,

ведущий специалист Центра стратегических исследований.

По материалам издания “Симбирская казачья азбука Казачество и Симбирский – Ульяновский край с XVII в. до наших дней” / под. ред. Н.В. Липатовой и С.А. Прокопенко. – Ульяновск: Союз краеведов Ульяновской области, 2018. – 143 с.

Свежий выпуск
2019 июнь №3