Столярная мастерская

Вернуться к статьям

Что размещаюсь в просторном флигеле усадьбы Черновых – для краеведов осталось загадкой. Однако не исключено, что это была именно мастерская – довольно часто хозяева городских усадеб отдавали в аренду различным ремесленникам, среди которых едва ли не самыми многочисленными были столяры. В воссозданной столярной мастерской могли бы работать мастер с подмастерьями и учениками.

Обучение мастерству было длительным – не один год мастер делил кров и пищу со своими преемниками. Ремесленная управа решала связанные с обучением спорные вопросы, определяла условия найма подмастерьев, выдавала аттестаты на звание мастера. “Ремесленная газета” знакомила мастеров со всеми новыми веяниями в мебельном производстве. И как венец долгой учебы ремеслу, тяжелого труда, таланта столяров выставлена в музее старинная мебель – большое зеркало в красивой резной раме, кресло-качалка, столы и стулья.
Однако уютный, пахнущий свежеструганным деревом музей со станинными верстаками, токарными станками и столярными инструментами рассказывает не только о том, как столетие назад с Симбирске делали отличающуюся чистотой линии мебель. Этот музей – настоящее царство ремесел. Здесь обитают ушедшее в прошлое изготовление рогожи, здравствующее ныне кузнечное дело, почти забытые валяльное ремесло и плетение из бересты. По соседству с ними располагаются производство обуви, одежды, а также вновь возрожденные чуткими руками мастеров гончарное дело и лозоплетение. Каждый пришедший сюда может не только в деталях увидеть весь процесс производства той или иной вещи, но и под руководством опытных наставников попробовать свои силы в лепке из глины или плетении корзин – ведь музей задумывался как своеобразная школа ремесел.

Музею всего два года, а он уже разнообразными связями. Его добрыми друзьями стали школы и детские сады Ульяновска. Но, конечно же, самые дорогие гости те, кто вдохновенно провожит занятия с детьми, – Александр Васильевич Удалов и Сергей Павлович Безматерных, Надежда Алексеева Асафьева и Мария Николаевна Иванова, Валентина Александровна Урваева и Валентина Николаевна Антипина. Настоящим мастером стала недавняя выпускница УлГУ, а теперь научный сотрудник мvзея Татьяна Богдановская – занятия по лепке под ее руководством в сопровождении увлекательной лекции пользуются необыкновенной популярностью. В просторном помещении реставрационной мастерской по выходным проходят занятия кружков “Светлица”, куда будущие рукодельницы приходят вместе с мамами и бабушками, и “Реставратор”, где мальчики-подростки обучаются столярному искусству. По старинным рисункам изготовлен гончарный круг для работы кружка “Волшебная глина”. Живую красную глину музею предоставляют фирмы “Керамика” и “Керамос”. А вот заготавливаливать лозу, а потом ошкуривать и варить ее приходится самим мастерам – это труд нелегкий.

Практически все занятия – конек “Столярной мастерской”. Со временем сотрудники музея планируют расширить количество кружков и увеличить время занятий. Но и традиционное направление музейной работы здесь не забыто. Так, например, весной и летом нынешнего года в музее действовала замечательная выставка “Упаковка: стекло и рогожа”. И если со стеклом все более или менее знакомы (хотя даже знатоков впечатляют осколки бутылок и штофов, найденные при раскопках Симбирского кремля), то о рогоже почти никто и понятия не имеет. Сплетенная из мочала, она использовалась как упаковка для перевозки и хранения соли, рыбы, муки, сахара, гвоздей, обшивки товара. Хорошо сплетенные рогожные кули не пропускали воду и пользовались огромным спросом по всей России. Продукция рогожного промысла – а в 1910-1911 гг. в Симбирской губернии насчитывалось 5285 кустарей- рогожников – в большом количестве отправлялась в Москву, Петербург, Ригу, Лодзь и другие промышленные центры. “Рогожным царством” назвали Симбирскую губернию в 1913 году по итогам Всероссийской выставки кустарной промышленности. Теперь, пожалуй, нигде, кроме как в музее “Столярная мастерская”, не увидишь полностью собранный рогожный стан с основой, образцы современной рогожи, липовое лыко и мочало… И хотя рогожа изготавливалась и использовалась еще 20 лет назад, отрезок времени, отделяющий нас от ее “золотого века”, кажется непомерно огромным. Вместивший в себя революции и войны, три смены государственного строя и научно-технический переворот, он до неузнаваемости изменил и наш быт, и наши привычки. Но вот делаешь несколько шагов и снова попадаешь в реставрационную мастерскую Дмитрия Кузнецова. И вдруг понимаешь, как краток миг, протяженностью почти в столетие: перед глазами практически те же станки и те же столярные инструменты – вся разница лишь в электрическом приводе… И та же прекрасная мебель, любовно восстановленная мастерами. И сами несловоохотливые мастера не очень довольны, когда их отвлекают от работы – как и прежде.

Инна Буганина

Опубликовано в журнале “Мономах” № 3 (38)-2004

Свежий выпуск
2019 июнь №3