Свеча на ветру

Вернуться к статьям

Не стой в тени – там все живое гибнет.
Но, выйдя в свет, и ты отбросишь тень.
Евгений Родин

Впервые пишу о Мастере, ушедшем от нас так рано, о художнике, знакома с которым была едва… В молодые годы, в поисках ответа на многие вопросы, мы, молодые музейщики, искали в произведениях А.И. Дягилева и Е.П. Родина то откровение, тот свет, который несли они. В выставочных залах вокруг их картин, вокруг самих художников всегда было тесно. Оба художника (каждый по-своему) были неформальными лидерами. Жалею ли о том, что робость помешала познакомиться ближе с Родиным? И да, и нет. Да – потому что многое постигала с опозданием, что-то пропустила безвозвратно. А нет – потому что личное отношение могло бы помешать воспринимать творчество художника как полнокровное явление в искусстве.

Времени у Родина было немного, но хватило не только для определения его как Художника, но и как мастера нового поколения, нового времени.

В этом году Родину исполнилось бы 60 лет. В связи с этой датой в выставочном зале Союза художников состоялась выставка, которая познакомила современных ульяновцев с творчеством одного из интереснейших художников 1970-1980-х годов. Без произведений Евгения Родина невозможно представить художественную жизнь региона этого времени. Талантливый художник, он обладал редким даром высокого духовного общения.

Евгений Петрович Родин приехал в Ульяновск в 1973 году уже вполне сформировавшимся художником, после успешного окончания Государственного художественного института имени В.И. Сурикова (1967-1973), в 1975 году стал членом Ульяновской организации СХ РСФСР. Родин привез из Москвы атмосферу новаторских идей, будораживших столицу: театра на Таганке, первых выставок запрещенного тогда авангарда, мастеров Запада XX века, кинематографа А. Тарковского, современной литературы, музыки А. Шнитке. Именно в институтской среде Москвы, где вместе с ним учились ставшие позже “классиками” современного искусства Наталья Нестерова, Татьяна Назаренко, Ольга Булгакова, формировались новые формы современного искусства. Это – круг общения Родина, его серьезная школа.

Уже первые работы художника, наполненные духом романтики начала 1970-х годов, отличались многоплановостью, поисками нового художественно-смыслового решения, где могли пересекаться фрагменты реальных и воображаемых разновременных событий, соединенных, словно бы “смонтированных” на холсте. Их строгая логическая завершенность придавала полотнам цельность и глубину познания мира через чувствования самого художника. Он заявил себя мастером портрета, как лирического, так и более острого, даже жесткого, при этом портретам присущи жанровые черты, иногда повествовательно-бытовые, иногда ассоциативные. Они раздвигали границы портретного жанра, давали новые возможности для поиска образа современника. Но в его работах приметы современности никогда “не мешали” глубинному, как бы вневременному повороту сюжетов и их пластическому воплощению. Монументальность, ощущение “большого” стиля в живописи и тонкое, наполненное эстетикой начала XX века, восприятие сути человека, событий, природы, соединялись в единую гармоническую “картину мира”.

Метафорические и ассоциативные возможности придают работам Евгения Родина последних лет смысл не бытописателя, а художника-философа. Горящая свеча – на земле или небе, пространстве времени или душе (одна из последних картин “Аvе Маriа”) – это свидетельство особого восприятия мира не через рациональное, а личностное начало.

Елена Сергеева

Работы Е.П. Родина. Город. Портрет. Пугало

Опубликовано в журнале “Мономах” № 4 (39)-2004

Свежий выпуск
2019 апрель №1