Век Александра Ивановича Маркелычева

Вернуться к статьям

В 2017 году 100-летний юбилей отметила «Ульяновская правда» и без малого треть этого солидного временного отрезка страницы газеты украшали фотографии с подписью – А. Маркелычев.

Александр Иванович Маркелычев (1908-2009) по праву считается легендой «Ульяновской правды» и местной фотожурналистики. Сам он о том, что привело его в газету, рассказывал просто: «В декабре 1934 г. закончилась служба, в январе 1935-го приехал в Ульяновск. Мой товарищ по «Синей блузе» Леонид Кульков (он работал в «Пролетарском пути») сказал, зная, что я фотографирую: «Приходи в редакцию». Так 12 февраля 1935 г. А.И. Маркелычев стал фотолетописцем родного города.

Саша Маркелычев родился в Симбирске 7 декабря 1908 г. Причём, что интересно, его детство прошло на улице Панской (ныне Энгельса), недалеко от тех мест, где ныне находится музей «Симбирская фотография». На глазах мальчишки протекала история Симбирска. «Когда я учился в третьем классе (это было в 1916 году), – рассказывал Александр Иванович, – открывали мост через Волгу. Ходили всей школой смотреть. Косогор Нового Венца был усеян людьми. Поезд двинулся – впереди шел священник. Все ждали царя, но он так и не приехал… А вскоре я слег в больницу со скарлатиной. Не успел поправиться, как отца отправили на военную службу. Отец был портным, мастером высокого класса – шил на всех, вплоть до губернатора. Так что семья жила в относительном достатке. Мама, Варвара Михайловна, воспитывала детей».

Лишившемуся отца в 14 лет, в голодном 1922 г., портновскому сыну пришлось думать о том, как прокормить семью, где, помимо него, было ещё брат и две сестры. Александр успел поработать продавцом газет и курьером, истопником и рабочим на заводе имени Володарского… Десятилетия спустя А.И. Маркелычев шутил: «Я в 27-30-х гг. работал истопником в Доме работников просвещения, а позже в этом здании разместилась редакция – ну разве это не знак судьбы?».

Александр Маркелычев и начальник штаба авиационного полка Северного фронта Иван Сенин. Ленинградская область. 22 января 1943

В 1925 г. Александр познакомился с художником Дмитрием Ивановичем Архангельским и учился у него живописи и рисунку. А вскоре Д.И. Архангельский привлёк Саню Маркелычева к ответственной работе. В 1921 г. выгорели два верхних этажа кинотеатра «Ампир» – лучшего в Симбирске, и в середине 1920-х гг. пришлось воссоздавать былое великолепие интерьеров. И долговязый ученик помогал мастеру расписывать стены. Александру предстояло «подделать крыши сараев, разбивая их на дощечки», причём Дмитрий Иванович просил и настаивал делать это без линейки, доверяя острому глазу и твёрдой руке Сани. В 1927 г. восстановленный кинотеатр открылся под новым, знакомым каждому ульяновцу названием «Художественный».

Но профессиональным художником А.И. Маркелычев не стал, его манило искусство фотографии. Рабочий парень с любовью и тоской смотрел на фотоаппарат в витрине комиссионного магазина, понимая, что это чудо техники ему просто не по карману.

«Роман с фотоаппаратом» возник неожиданно, во время армейской службы в 1931-1934 гг. Александр Иванович вспоминал: «Меня как художника-оформителя сразу определили в гарнизонный клуб. А фотографией увлекся случайно. Еще до армии начал заниматься спортом, особенно любил плаванье и прыжки в воду. В армии стал чемпионом Приволжского военного округа по прыжкам в воду. Потом меня пригласили на соревнования старшего комсостава и членов их семей – показать, как надо прыгать. Я продемонстрировал им несколько прыжков, а когда на следующее утро пришел в штаб, меня ждал подарок – фотоаппарат «Фотокор». С него-то все и началось. В полку у нас было два фотографа. У них я многому научился. Мой первый снимок опубликовали в журнале «Красноармейский клуб».

Вернувшись в Ульяновск, параллельно с работой фотокорреспондентом А.И. Маркелычев на общественных началах обучал искусству фотографии во Дворце пионеров. Не случайно на страницах ульяновской газеты «Пролетарский путь» часто появлялись фотоэтюды из жизни пионерского дворца. В 1936 г. Александр женился на делопроизводителе-машинистке редакции Лиде. В мире и согласии со своей Лидией Захаровной он прожил до самой кончины (супруга пережила мужа на два с небольшим года, – Прим. авт.). Своего сына Маркелычевы назвали Феликсом – в честь 11-й годовщины со дня смерти Ф.Э. Дзержинского. Феликс Александрович, как и отец, до преклонных лет работал – он был специалистом в космической промышленности.

«О том, что началась война, я узнал вечером 22 июня 1941 г., вернувшись в город из района с редакционного задания. – Рассказывал Александр Иванович. – В тот же день получил повестку – явиться в штаб Приволжского военного округа к начальнику аэрофотослужбы. Вместе с другими пятью ульяновцами меня направили в Петрозаводск. Распределили в штаб округа старшим фотолаборантом. Но в конце 41-го г. пришлось взять в руки автомат. Тогда немцы пытались соединиться с финскими войсками и замкнуть второе кольцо блокады Ленинграда на реке Свирь. Потом меня назначили помощником начальника оперативного отдела штаба округа по фоторазведке. В каждой эскадрилье штурмовиков был самолет с фотоаппаратом. Однажды девятка наших бомбардировщиков обнаружила вражескую автоколонну и разнесла её в пух и прах! А когда их представили к орденам, в Москве сказали, что нужно еще доказать, что всё так и было. А у меня были фотографии результатов этого налета. Сам я получил за успехи в разведке ордена Красной Звезды и Отечественной Войны 2-й степени».

Приходилось Александру Ивановичу изучать и материалы вражеской фоторазведки. Она порой преподносила сюрпризы. Именно на трофейных немецких плёнках А.И. Маркелычев, находясь со своей эскадрильей недалеко от границ Норвегии, впервые увидел строительство в своём родном городе корпусов автозавода.

На фронт он ушёл старшим сержантом, а закончил войну с погонами капитана. Когда отгремели победные салюты, А.И. Маркелычев вернулся в родную газету, ставшую к тому времени «Ульяновской правдой». Его встретил редактор-одногодок, вставший во главе газеты в 1943 г., Павел Сидорович Денисюк. «Умнейший и добрейший был человек. – Говорил о нём Александр Иванович. – Я первым из журналистского коллектива вернулся с фронта живым и невредимым… Я очень любил фотографировать людей, особенно молодежь, спортивные соревнования. И мне это удавалось. Снимки получались выразительными, передавали внутреннее настроение, потому что я работал не бездумно, старался найти удачный ракурс, уловить выигрышный момент».

Также Александр Иванович сотрудничал с Куйбышевским отделением фотохроники ТАСС. И со смехом вспоминал, с какими трудностями приходилось сталкиваться фотографам: «С ракурсами иногда проблемы возникали: снимать народно-хозяйственные объекты с высоты более двух метров было запрещено – из опасения, что иностранные шпионы будут использовать снимки для своих карт…

Фотовспышкой я обзавелся первым в Ульяновске. Мне её умельцы сделали на заказ из мотоциклетного аккумулятора, конденсатора, трансформатора и плафона от автомобильной фары. Получилась конструкция весом 11 килограммов. Долго я с ней не расставался… А вскоре меня вызвали в КГБ и начали задавать вопросы: почему я хожу по детским садам и ослепляю детей? Пришлось объяснять, что такое фотовспышка и для чего она нужна…».

А. Маркелычев с учениками. Ульяновск. ул. Гончарова. 1968

Первым в Ульяновске он сделал и цветные снимки. Некоторые из них можно увидеть в музее «Симбирская фотография». Там же экспонируется трогательное фото светловолосого малыша, которое сам автор назвал «Мой друг Славка». Александр Иванович вспоминал: «Дело было так. Приехал я на своём мотоцикле на патронный завод снимать коллектив художественной самодеятельности. Детвора обступила драндулет, а среди них крохотная девчушка – светится, как солнышко. Спрашиваю: «Как зовут тебя, милая?» В ответ: «Я не девочка, я – Славка!».

В 1961 г. он устроил свою первую персональную фотовыставку в зале краеведческого музея. Потом выставку долго возили по области «Да так, что от нее ничего не осталось! Сохранились только снимки, которые «худсовет» не утвердил», – вспоминал фотограф.

А.И. Маркелычев гордился своим снимком «Верхолаз», сделанным на строительстве цементного завода в Новоульяновске. Фотографию много раз печатали. Правда, порой, вносили «коррективы». Александр Иванович с досадой вспоминал: «Однажды даже взяли в Объединенную газету Среднего Поволжья на первую полосу. Но редактору не понравилось, что у рабочего на поясе страховочная цепь: мол, почему трудящийся в цепях… Так и срубили эту цепь с цинкового клише. Дураки!».

В творческом багаже фотографа редко встретишь портреты партийных, советских и прочих начальников. Не любил он это дело и вспоминал: «Попытался один поэт на открытии памятника Матросову в Ивановском детском доме упросить меня снять его. Скочилов услышал просьбу и говорит: «Не надо, он плохо фотографирует». А я ему: «Если бы плохо, я б у тебя в газете не работал». Не люблю фотографировать, как на памятник. Это не газетная работа. Вот репортажная съемка – по мне».

Мастер пояснял: «Я вообще предпочитал снимать обычных людей – рабочих и крестьян. Портретов руководства почти не было. […] Помню, на 100-летие со дня рождения Ленина Брежнев к нам приезжал, так я его не фотографировал. Мне больше был интересен космонавт Герман Титов».

Тем не мене самый большой гонорар принесла фотохудожнику Ленинская тема. «Зимой 1963 г. получился удачный снимок Дома-музея Ленина – всё в инее, невероятно сказочно и красиво […]. Так вот, за лучшее фото номера заплатили 40 рублей вместо обычного гонорара в один рубль, да еще 25 рублей добавили за творческую находку! Больше таких вознаграждений не было».

Зато были сотни и тысячи благодарных читателей «Ульяновской правды», встречавших на страницах газеты замечательные снимки. А ещё несколько поколений мальчишек и девчонок, которых Александр Иванович обучил азам фотоискусства. Нередко на той же улице Гончарова можно было наблюдать, как высокий худощавый мужчина шагает, окружённый стайкой учеников.

Выйдя на пенсию в 1963 г., А.И. Маркелычев всецело отдался обучению секретам фотоискусства молодого поколения. И уже в преклонном возрасте вернулся к увлечению юности – стал рисовать пейзажи. Кстати, не терял связи и с бывшим учителем Д.И. Архангельским, жившим с 1930-х гг. в Подмосковье.

Но и о деле всей своей жизни Александр Иванович никогда не забывал. Старейший фотограф Ульяновска, которому в ту пору было уже 95 лет, присутствовал и выступал 5 февраля 2004 г. на открытии музея «Симбирская фотография», а в декабре 2008 г. там был отпразднован его 100-летний юбилей.

Сам юбиляр живо реагировал на поздравления, охотно поддерживал беседу. Когда ему предоставили слово, Александр Иванович опёрся на трость, вышел вперёд и выступал около 20-30 минут (стоя!). Он рассказал, как получил свой первый «фотокор» за удачный прыжок с вышки, как в годы войны занимался фоторазведкой, как впервые узнал на фронте о строительстве автозавода по данным фоторазведки противника, как на рассвете сфотографировал лосёнка на площади Ленина и многое другое. Поведал, что сейчас собирается написать портрет своего друга художника Д.И. Архангельского. В завершение вечера юбиляр дал клятву прожить ещё 20 лет: «Когда мне исполнилось 90 лет, я взял социалистическое обязательство дожить до ста лет. И вот дожил. Теперь беру соцобязательство дожить до 120 лет. Ну нравится мне эта цифра!».

К сожалению, Александр Иванович не сдержал своего обещания… Он скончался 18 января 2009 г., оставив о себе память как о талантливом фотомастере, педагоге и замечательном человеке.

Незадолго до векового юбилея, беседуя с коллегами по «Ульяновской правде», Александр Иванович Маркелычев учил не стареть душой: «[…] Нужно искать в себе этот резерв оптимизма, чтобы работа стала, в конце концов, главным удовольствием. А кто живёт в хмурости – от таких молодость рано уходит…».

Антон Шабалкин,

ведущий архивист Государственного архива Ульяновской области

Использованы публикации об А.И. Маркелычеве ульяновских журналистов: Любови Балакиной, Марии Киселёвой, Нины Никифораки, Сергея Юрьева и других

Опубликовано в журнале “Мономах” № 1 (103)- 2018

Свежий выпуск
2019 апрель №1